Песни разных миров

 

Назад на Письменный стол

 

Баллада о леди огненного нрава
и пламенного сердца, обращенная к очередному ее воздыхателю

Она имеет странную манеру-
Расстреливать чужих врагов в упор,
Не знаю, почему, но до сих пор
Ее слова ты принимал на веру.

Ее колье становится змеей,
Дракон гнездится в пышных складках платья
И не спасут тебя противоядья
От поцелуев пламенных ее.

Она приходит в бешенство порой,
Но этикет удерживает в рамках:
Она развесит на воротах замка
Всех, кто хотел назвать ее женой.

Ей нравится со смерчем танцевать
В прозрачных вихрях огненного шелка,
Своих друзей отравленной иголкой
Она предпочитает убивать.

Она - хозяйка солнца над землей,
В ее стране зима не наступает,
И в прятки с саламандрами играет
Она на поле с выжженной травой.

В рассыпанных по полу жемчугах
Она не видит предзнаменований,
Она не любит праздных обещаний,
Но умных оставляет в дураках.

Зачем же хочешь в жены ты ее?
Ведь ты сбежишь, не выдержав злословья,
Когда в ее дыхании драконьем
Расплавится намеренье твое.

Наверх

Виолетта

Полнолунье, брызги вальса, ветер в облаках,
Звон волшебных струн мысль уносит прочь.
Черных бархат, жемчуг черный, лилии в руках,
Леди вальса Виолетта - кружевная ночь.
Леди вальса до рассвета - кружевная ночь.

Диадема в аметистах, золотой кинжал,
Отраженье снов в изумруде глаз.
В черном вихре закружился танцевальный зал:
Ведьма вальса Виолетта не отпустит нас.
Ведьма вальса до рассвета не отпустит нас.

Белый танец с лунным светом в нереальных снах,
В утренних лучах заблестит вода.
Звезды тихо обратятся в тени в зеркалах,
Фея вальса Виолетта в арфу изо льда
Фея вальса на рассвете в арфу изо льда 

Наверх

Как я собирался с гитарой к любимой моей 
(навеяно Хрониками Амбера)

Мраморный дождь на ресницах весны
Ты нас не ждешь, твои лица странны
Сломанный тополь из самой волшебной страны -
Темно-желтая дверь

Меркнет в ночи кружевная река
Замок старинный упрятан во мхах
Тихо сияет любовь в уголках
Но ты в это не верь, 
Ведь я собираюсь с гитарой к любимой моей.

Белые вина за красным стеклом
Ворон молчит над гранитным двором
Кто-то поет под чугунным окном
За горами туман

Звонко пьет кровь золотистый кинжал:
Льется поток темно-синий в бокал
Взгляд из-за двери чужой засверкал
Я сегодня не пьян

Но все ж собираюсь с гитарой к любимой моей. 

Солнце опять на востоке взошло
Снегом жемчужным крыльцо замело
Снова добро торжествует над злом
В этот день
Тени его в золотых зеркалах
Блики серебряно пляшут в кустах
Кожа любимой в жарких тисках
Только драться мне лень

Хоть я собирался с гитарой к любимой моей. 
Всю ночь собирался с гитарой к любимой моей. 

Наверх

О четырех жизнях Эгеруры дэ Руры
(навеяно письмом Катерины)

(1-я жизнь. Лэ-о-Лэ и Эгерура ) 

Сакральным танцем Лэ-о-Лэ
Расчерчен круг зодиакальный
А Эгерура беспечальный
Шиповник ищет на земле
Хозяин не пришел домой-
Хозяйка не простит такое
Дэ Руре не найти покоя
Шадэ не быть его женой.

(2-я жизнь. Айше и Осэльх )

Вся Дэлла учит наизусть
Баллады о его печали
Но годы в даль бесцельно мчались
И с ними отступала грусть
Бродя с пьянящую дурмой
Осэльх забыл про остальное
Бродяге не найти покоя
Айше не быть его женой.

(3-я жизнь. Хозяйка и Гейнэ )

Звенит под пальцами струна-
Он менестрель Хозяйки в Гайре
Он лучший друг милорда Джайра,
Любитель старого вина
Он золотом кудрей пленен,
(Но) аквамарин лишает страсти:
Гейнэ не будет в жизни счастья,
Пока в Хозяйку он влюблен.

(4-я жизнь. Талестра и Маг )

Так не похожий на отца
Он свадьбу в третий раз играет
Фата невесты не скрывает
Черты знакомого лица
Как кружит голову обман
И все закончилось нечестно
Ведь Маг женился на Талестре
На чем и кончился роман.

Наверх

Хроники Корвина
(народная, амберская)

Там самое синее небо в мире
Самый высокий на соль налог
Старенький Дворкин играет на лире
В роще гуляет Единорог

На Колвирской вершине отвесной
Стенкой магической обнесен
Пятиугольный замок амберский
Правил в том замке король Оберон

Крут он в любовных бывал сраженьях
Сотню детей успел нарожать
Детки его шастают в Отраженья
И в преферанс обожают играть.

Храбрый вояка - старшой Бенедикт
Озрик и Финндо геройски убиты
Эрик печально на троне сидит
Корвин скрывается недобитый

Вновь мантикору убил Джулиан
Каин гуляет в море безбрежном
Рэндом в экстазе стучит в барабан
Ну а Жерар из них самый нежный

Дэйдрэ в ночные цвета одета
Хайр у Льювиллы-морская трава
У Флоры в прическе цветы и конфеты
Леди Фиона всегда права

Троица рыжих - Бранд, Блейз и Фиона
Магию дружно взялись изучать:
Чтобы добиться отцовского трона
Надо всех братцев поубивать.

Братцам не нравилась эта идея
Хаос призвавши на голову свою
Бросились в битву, врагов не жалея
Эрик геройски угрохан в бою

Корвин был крут, Бранд был неосторожен
И его Каин стрелою убил
Хаосский Логрус им корчил рожи
Но в конце битвы Амбер победил.

Произошла коренная ломка
И все узнали тогда о том,
Что у кого барабан самый громкий
Будет в Амбере теперь королем

И вот ударник Рэндом в короне
Палочек семь разбивает за день
Все остальные в крутейшем обломе
Мир и покой воцарились везде

Там самое синее небо в мире
Самый высокий на соль налог
Старенький Дворкин играет на лире
В роще гуляет Единорог
(16.02.98) 

Наверх

Баллада о том, как славный рыцарь Монгрел
победил Карстена - духа реки Инвл у города Турх.

Горе владеет страной,
Птицы молчат везде,
Город над Инвл-рекой
Стоит по колено в воде.

Карстен, злой дух Инвла
Камни сто лет точит,
Рухнула вниз скала-
Выход к морю закрыт.

Стонет великий Турх,
Волчий доносится вой.
Карстен! Дрожи, злой дух:
Едет Монгрел на бой.

Храбый Монгрел пришел,
Многих уж он победил,
Сети из змей он сплел,
Черный топор наточил,

Молнией он налетел- 
В пыль разрубил скалу.
Карстен рассвирепел-
Открыта дорога Инвлу.

Смерч водяной кружит,
Волны вокруг стеной -
Бьется Карстен в сети,
Борется Монгрел с рекой.

Схлынули воды Инвла.
Где же великий герой?
Где ж его враг - дух зла?
Все смыло буйной волной.

Лишь тень его меча
В тучах рваных плывет,
Птицы в лесах кричат,
Инвл тихо к морю течет.

Века утекли с водой,
В Турхе никто не забыл,
Как ехал Монгрел на бой,
Карстена как победил. 

Наверх

Дорога

Средь буйных туманов, средь звезд горделивых,
Средь ласковых рек и ручьев голосистых,
Средь горных тропинок опасных извивов
Дорога бежит, средь предгорий лесистых
Сплетая в узор темно-красные нивы.

Сквозь говор сердец, сквозь завесу печали,
Сквозь мысли и память холмов неуснувших
Ведет та дорога за дальние дали,
За радугу древних столетий минувших,
Которых когда-то с восторгом встречали.

Пройти по дороге по силам любому,
Ступи и она поведет за собою,
Как путь, призывающий к миру иному,
Который наполнен любимой мечтою,
Но всякий ту честь предоставить другому.

Кого неизвестность пугает ужасно,
Нерадостны в жизни ему перемены,
А кто-то мечтой называет прекрасной
Отцовского дома угрюмые стены
И нет в нем желания странствий опасных.

Бывает, находятся смелые люди,
Идут с путеводной звездой пред глазами,
Мечтая о новом, неведомом чуде,
Но память о них уже стерлась веками
И древний старик имена позабудет.

Куда же ушли по дороге беспечной,
Достигли ли цели своей невозможной,
А может погибли в реке быстротечной,
Карающей странников неосторожных,
Не знающих силы преград бесконечных.

И мудрых хронисты, и память людская,
И свиток бумажный молчат о дороге,
Проложенной мыслями тех, кто мечтает,
Знать правду о ней - это участь немногих,
А истину только те странники знают...

Наверх

Всадники 

Раздвинули стрелы границы степей:
Мы дали кочевникам бой,
Победно рога заиграют теперь,
Со славой вернемся домой
И северный ветер в ушах засвистит,
Горячий скакун по равнине летит
И песни с победой приветствуют нас!

Взовьется над градом прославленный стяг,
Цветами усыпят наш путь,
Огни золотые вдоль улиц горят,
Хозяйки зовут отдохнуть,
Прекрасные девы сплелись в хоровод
И элем лучистым наполнился рот
Пируем с победой всю ночь до утра!

Пускай враги сменять семнадцать личин -
Домой не вернутся они.
Несемся стрелою, сверкают мечи:
Гони их, проклятых, гони!
Пусть Солнце сияет и светит Луна - 
Удача нам вновь улыбнуться должна
И в битве жестокой клинки запоют! 

Наверх

Мы собирались на войну

Мы собирались на войну
Чтобы разрушить город врагов
Чтобы пожарам предать их дома
И с победой вернуться домой
Мы прорывались сквозь пелену 
Мы не жалели стальных подков
Запах крови сводил нас с ума
Мы с богатой добычей вернулись домой

Мы своей цели быстро достигли
Город чужой разграблен нами
Угли домов раскалились как в тигле
И повержено гордое знамя
Путь домой сквозь пыль дорог
С нами табун дорогих коней
Золота каждый увез сколько смог-
Значит мы всех врагов сильней
Не зря собирались мы на войну

Чтобы разрушить город врагов
Чтобы пожарам предать их дома
И с победой вернуться домой
Мы прорывались сквозь пелену 
Мы не жалели стальных подков
Запах крови сводил нас с ума
Мы с богатой добычей вернулись домой

Путь наш лежал через бурые степи
Через разрушенные деревни
Через курганы, где пыль да ветер,
К нашей земле прекрасной и древней
Мы же не знали что наши враги
Времени не теряли даром
Город наш разрушен в пыль
Наши дома преданы пожарам

Они собирались к нам на войну
Чтобы разрушить город врагов
Чтобы пожарам предать их дома
И с победой вернуться домой
Они прорывались сквозь пелену 
Они не жалели стальных подков
Запах крови сводил нас с ума
Они с богатой добычей вернулись домой

Наверх

Буря в стакане воды
песня несчастного героя романа 

Я был кайем, я был черно-белым 
Тот стал мне сыном, а будет отцом 
После того как автор все переделал 
Я стала глухонемым и уродлив лицом 
И я жил в лесу, буду жить в Игароне
С Донсом начнутся опять нелады 
Вайшери каплю небрежно уронит 
Чтоб успокоить бурю в стакане воды. (2 раза)

Я по утрам пляшу на заборе
Гордо прикидываясь дураком
В моих глазах когда-то плескалось море,
А теперь там плещется чай с коньяком.
Грач в новой жизни опять прилетает 
Ясен мой путь в свете третьей звезды
В тридцать четвертый я раз вспоминаю,
Что я - вестник бури в стакане воды
Я - буревестник в стакане воды.

Я должен быть вежлив, но буду грубым,
Только точно не знаю в жизни какой,
И в пол-лица то глаза то губы,
Но я-просто я и хочу жить вместе с женой
И загрохочет война в Царене,
Моя Жемуа стоит у птиты,
Как горд я собой, но опять все изменять, 
Ведь жизнь моя просто буря в стакане воды.

Автор, я знать хочу, где любовь, где измена,
Кто мечта всей жизни - Шадэ иль Билив,
Не переписывай главную сцену,
Просто меня хотя бы не известив..
Но перекроено вновь мирозданье,
Я - лишь герой мимолетной мечты,
Кончится этот роман и на прощанье
Я вам устрою бурю в стакане воды. 
Славную бурю в стакане воды. 

Наверх

Ясень Иггдрасиль

Ясень мой, ясень,
Ясень Иггдрасиль!
Что же ты, ясень,
Ветвью качаешь?
Что ты, Иггдрасиль,
Листья роняешь
В стылую воду?
Ждет непогода
Митгард осенний.
Под твоей сенью
Зверю укрыться
Можно и птице.

Ясень мой, ясень,
Ясень Иггдрасиль!
Что ты склоняешь
Ветви пустые,
Листья роняешь?
Люди простые
Мудрость не ищут.
Злой ветер свищет
Между корнями -
Между мирами
Нету прохода,
И непогода.

Где же ты, ясень,
Листья роняешь?
Где ты, Иггдрасиль,
Ветвью качаешь?
Места пустого
Я ль недостоин?
Глазом и болью
По своей воле
Я заплатил бы,
Сердце пронзил бы
Подобно богу.
Знать бы дорогу.

Где же ты, ясень,
Листья роняешь?
Где ты, Иггдрасиль,
Ветвью качаешь?
Жребий мне Норны
Вынули спорный -
Мудрости яду
Чашу мне надо.
Знать бы, да точно,
Где тот источник -
Путь был бы ясен.
Где же ты, ясень?
31 марта 2004

Наверх

Наставление отправляющемуся в страну людей.

Поначалу непросто будет
Управляться тебе с делами:
Люди Солнца всего лишь люди,
Но считают себя богами.

Ты не верь в измененье судеб.
Против слова используй слово.
Люди Ветра всего лишь люди,
Ты обманешь из них любого.

Тебя каждый из них осудит,
Если станешь учить их песням.
Люди Камня всего лишь люди,
И легко поддаются лести.

Пусть постройку своих посудин
Величают они искусством,
Люди Моря всего лишь люди,
У них нету шестого чувства.

Им не стоит дарить орудий.
Им не надо давать советы.
Люди - это всего лишь люди
Я прошу тебя помнить это.
8 октября 2004

Наверх

Обряд

Кровь и вино - тебе незнакомый вкус.
Этот коктейль тебе выпить сегодня с нами,
Этого ты хотел, ты ждал годами...
Что же, боишься?
- Нет, уже не боюсь!

Кровь и вино попробовать не спеши
Ты присмотрись к его цвету, почувствуй запах,
После, поглубже мысли и чувства спрятав,
Медленно...
- Знаю!
-... чашу свою осуши.

Да, тяжело это, младший, - лишь в первый раз.
Холодно? Ближе к костру, он тебя согреет...
Что, не жалеешь?
- Нет, мой брат, не жалею!
Кровь и вино! Теперь ты один из нас.
15 декабря 2004

Наверх

Назад на Письменный стол