Игра «Новые пути (Исход Нолдор 2003)». 5-6 июля 2003

 

Отчет Анориэль, исполнявшей на этой игре роль Ангарато Ангамайтэ Арафинвиона.

Во первых строках сего отчета хочу высказать благодарности тем, без которых эта игра для меня бы не состоялась.
Мэй, мастер, владычица Варда, знаменосец, ты прекрасна во всех обличьях, спасибо тебе за то, что ты придумала, поставила, организовала эту игру. 
Эйлиан, друг, брат мой Финарато, спасибо тебе, что пригласила меня на эту игру, на эту роль. Слов не хватит, чтобы описать мою благодарность.
Амрод, брат мой Артарэсто, ты стал мне родным еще до игры, поверь. Без тебя я бы потерялся в наступившей тьме Валинора. 
Юля, Артанис, сестренка, ты просто чудо. Другой Артанис не представляю себе более. 
Юлиан, Арафинвэ, atarinya, ты был самым лучшим отцом, которого только мог пожелать Ангарато. Сколько силы воли и решимости идти на помощь родичам потребовалось мне, чтобы не остаться с тобой. 
Ассиди, Эарвен, amme, спасибо тебе – ты была самой лучшей мамой, так трудно было тебя оставить в Альквалондэ. 
Илль, родич мой Аракано, твой танец я никогда не забуду. Черно-серебряную птицу, бабочку, не похожую ни на что. 
Хэлка, родич мой Турукано, спасибо за вкусный кактус на Хэлькараксэ. Непросто было оттащить тебя за ногу от той трещины, где погибла Эленвэ. И за знамя, что оставил ты, а мне оно было опорой.
Раиса, Нэрданэль, ты была прекрасна, неожиданно случившееся прощание с тобой в Тирионе я не забуду. 
Феанорингам во главе с Феанаро – клятва ваша была произвела на Ангарато неизгладимое впечатление. Кхамулу – отдельный реверанс за прекрасную игру. Верю во всех и всему. 
Салим, Нолофинвэ, твой призыв уходить достиг моего сердца и после этого Ангарато решил идти. 
Нармо и Тиэль, Тьельпенаро и Тайвен, друзья мои пожизненные – вы поразили меня своей игрой. Грачонок (Тиэль), спасибо за рассказ о возвращении Финдэкано и Майтимо, ибо сей момент я благополучно «проспал». 
Марго (Альмаривэндэ) – спасибо за танцы и неутомимость в обучении оным. 

Теперь собственно отчет. 

День первый. Из Белерианда в Валинор и обратно.

Поезд, полки, менялись местами,
Чай, утро, много бананов,
Не понимаю, что это с нами:
Едем на Запад, в далекий Аман.

Пятеро нижегородцев, едущих в команду Третьего дома выгрузились на перрон Московского вокзала, в субботу 5-го июля. Обе эльфийских семейных пары и лорд Ангарато радостно приветствовали Эйлиан и остальных, уже приехавших. Далее последовала загрузка в автобус и отъезд, в процессе которого происходило знакомство с сетевыми знакомыми (у меня) и незнакомыми. Эйлиан попросила Токлиана достать гитару (это у него даже получилось). Начали мы с ТЗЭ, продолжили Ortuva Anar и БГ. Еще Морваэн (будущий наш король Ингвэ) спел несколько чудесных песен. Автобус, к несчастью, умер где-то на выезде из города, после чего последовала выгрузка и ожидание следующего, в течение чего продолжалось знакомство с народом. Над нашим живописным стихийным лагерем прошел несерьезный дождик, практически не омрачивший настроя. Я вообще все воспринимала философски, настраиваясь на игру, и размышляла насколько наш путь на полигон похож на путь Тэлери в Валинор. И тут пришел новый автобус, в который мы загрузились потрясающе оперативно, и все-таки поехали. 

Мы приехали к озеру. В озере – люди.
Я лишь надеюсь – их ночью не будет.

На полигоне нас уже встречали. Я поздоровалась с Алексом (Морготом), отправила рюкзак в Валинор автобусом, а сама вместе со всей командой двинулась устанавливаться и пить чай в Белерианде. Народ влезал в прикиды, здоровался и общался. Мы с Эйлиан двинулись в Ангбанд – за полиэтиленом, по дороге оттуда я зашла в Дориат, поговорить с Тинголом и Мелиан, чтобы кратко обсудить детали визита. И это была правильная идея, как потом оказалось, иначе бы меня начали спрашивать то, на что персонаж вряд ли бы сумел ответить в рамках данной игры. Но о Дориате позже. 

Вернувшись из Дориата я обнаружила танцующий под чутким руковоством Илля и Марго народ, к которому, правда толком не успела присоединиться, потому что пора было отправляться в Валинор. По дороге туда я тренировалась не замечать цивилов в количестве, что не очень удавалось. Третий дом попытался заблудиться, в результате я вролилась на пять минут в разведчика и сбегала вперед посмотреть, туда ли мы идем. Возвратилась я со словами: «Ура! Наш путь верен, я только что встретил Румила, рубящего дрова!», чем произвела, похоже, неизгладимое впечатление на его учеников. И мы вышли прямо в Тирион. Среди белых стен покидали мы вещи, а я отправилась на поиски рюкзака. По дороге я завернула в Альквалондэ – поздороваться с Ассиди. Найдя рюкзак в пожизневом лагере, я счастливая вернулась в Тирион и перелезла в прикид (не праздничный), от чего сразу почувствовала себя лучше. Народ ломал и таскал дрова, я тоже какое-то бревно притащила, кажется с Эльнаро. Костер был разведен, вокруг собрался народ, жаждущий чая и еды. Я отправилась за водой в Альквалондэ, а по возвращении обыскала свой рюкзак и обнаружила там пакет с макаронами, пакетики с чаем и лембасы, что и было выдано народу, правда, лембасы не все – ибо они были запланированы на Хэлькараксэ. После чего я присоединилась к учащим танцы Эльдар под предводительством неутомимой Марго, старательно игнорируя комаров. Мимо проходил братец Финарато, грозящий нас разогнать и отправить по делам. (На этом месте мне стало очень стыдно, что я мало делаю дел для подготовки, и стыдно до сих пор. Я думаю, я могла бы сделать больше.) Услышав призыв Йаванны, я отправилась помогать украшать Древа сверкающими листьями. Потом мы впятером (я, Тайвен, Тьельпенаро, Тиэль и Нармо) пели у Древ «Ortuva Anar», что кажется снимал оператор. Хотя и странно было петь у Древ о том, что «Солнце взойдет», да еще мы залажали начало второго куплета, и да простит нас автор перевода.

На этом месте, как не странно у меня пошел вролинг уже всерьез, так что далее я, не вдаваясь в детали, буду описывать от имени игрока-и-персонажа. Здесь хочу сразу отметить, что, далее, несмотря на пожизненные разговоры, которые, несомненно, случались, персонаж уже вылез, а игрок сидел где-то у него на макушке и аки хороший джедай с голубым мечом отсекал от персонажа все, что не вписывалось в мир. И надо сказать, ему это удалось. На то он и джедай.

Мне кажется, я узнаю себя,
В том мальчике, читающем стихи...
           БГ «С той стороны зеркального стекла»

Призыв Нолофинвэ собираться в Тирион был услышан всеми нолдор и круговое представление свершилось довольно оперативно, после чего все отправились на праздник. Празник был хорош – и жмурки, и прищепки, и речи. Один артефакт «прищепка» был обнаружен мною уже дома – заныкаю на дивную память. Я по мере сил участвовал в танцах и вручал подарки. Набравшись наглости, я преподнес дары Йаванне и Варде, о чем ныне вспоминаю со смущением. Среди праздника иногда мелькала тень пришедшего Мелькора, с ним я даже столкнулся, о чем свидетельствует компроматная фотография растерянного меня с Черным Валой. Вообще те Валар и Майар, которые были в наличии, удались все. Примите мое восхищение, Стихи Мира.

Брат мой Финарато объявил, что всех приглашает на свою свадьбу с прекрасной Амариэ в Альквалондэ, чему я очень обрадовался. Я жизнерадостно снимал с прищепки с Валы Оромэ и даже покачался на качелях. В процессе этого я вдруг поймал взглядом мрачного Феанаро (узнал сразу) и обрадовался, что он все-таки пришел. И хорошо на душе стало после речи Ингвэ о примирении – мне действительно показалось, что все налаживается и я пошел общаться и попытаться чего-нибудь съесть из чувства долга, ибо не хотелось. 

О танце Аракано было помянуто выше – и здесь повторю – черно-серебристое крылатое существо, похожее одновременно на бабочку и на птицу, танцевало в наступающих сумерках, хотя солнце планеты Земля еще золотило Лаурэлин, и тени уже удлинились. Через какое-то относительно небольшое (по личному ощущению) времени игрок краем глаза отследил Моргота и Унголиант, направляющихся к Древам, и ушел в оффлайн – записывать происходящее в лог. 

И пала тьма. Трудно описать, что чувствовал я в этот час. Мир рухнул вокруг нас резко и страшно, и осколки его на нашем пути причиняли еще большую боль. Я боялся отпустить руку Артарэсто, потому что боялся потеряться. И когда пришли сыновья Феанаро – семь факелов во тьме - со страшной вестью об убийстве Финвэ, и все бросились в Форменос, мы плутали в знакомых тропинках, и вокруг была только тьма. Лишь звезды Варды возвращали в сердце надежду. 

Майтимо сказал: «Финвэ был королем всех нолдор. Проходите». Мы подошли ближе и увидели тело короля. (Комментарий игрока после просмотра лога событий: я не видела Финвэ до игры и во время – это понятно. Однако приношу свое восхищение Эладану, труп был до ужаса убедительный.) Потрясенные, мы отправились в Тирион. Мы зажигали светильники по всему городу, а был их немного – кто же знал, что они понадобятся, ведь свет Дерев освещал почти весь город. «Кто же будет королем?» -носился вопрос над головами нолдор. И тут пришли феаноринги во главе с Феанаро. 

Как описать его речь, как вспоминать эту страшную клятву? Звонкий голос Макалаурэ, повторяющего слова клятвы на квэниа, разносился над безмолвным Тирионом. Феанаро напомнил брату, что тот обещал следовать за ним. Феаноринги выступили из Тириона. После этого Нолофинвэ говорил с народом, говоря, что нельзя позволять уходить им одним, что мы должны помочь родичам. И я решил, что он прав, что если Нолофинвэ поведет нас, я последую за ним. Отец тоже решил идти вслед старшим братьям. А мы пытались понять, что делать нам. Понятно было, что если идти, то идти всем вместе. Увидев уходящую из Тириона Эарвен, я чуть не крикнул «Amme, куда ты?!», но понял, что она, наверное, отправилась в Альквалондэ – сообщить вести. Да и сами мы туда должны были направится, как я думал, ведь нам придется плыть через море. Я вдруг вспомнил о мече, что сделал задолго до этого. Зачем я его сделал, сейчас я уже не понимал, но я решил что он мне пригодиться. И, вытаскивая его из фонтана (комментарий игрока: это предыгровая заморочка, кому интересно могу рассказать), я увидел, как дрожат мои руки. Я сжал рукоять обеими руками, чтобы никто кроме меня этого не заметил. «Не думал, что ты мне пригодишься», - подумал я, глядя на меч. Накинув плащ и взяв сумку с лембасами, я был готов выступать. Обернувшись, я увидел Нэрданэль, молча стоящую поодаль и смотрящую как мы собираемся уходить. Повинуясь внезапному порыву, я подошел к ней. Она спросила меня: «И ты уходишь, Ангарато?..», а я ответил: «Да, мы должны идти за родичами, чтобы им помочь. Видишь, я взял с собой меч, чтобы сражаться со злом». «Не думаешь ли ты, что если бы ты вообще не сделал этот меч, ты бы, возможно, помог им больше?» - спросила меня Нэрданэль. Я не знал, что ей ответить. Помолчав, я сказал ей: «Я должен идти». «Иди, Ангарато, я больше не могу прощаться» - отвечала она, и я рванулся к выходу из Тириона, стараясь не оглядываться назад. Мы оставляли свой дом, взяв с собой то немногое, что могли унести. 

Скрылись во тьме тирионские крыши,
Бликом неверным мелькнуло знамя.
Только закрою глаза и слышу:
«Yonya, куда ты?» Прости меня, amme. 

Нолфинги выступили еще раньше нас, но скоро мы их нагнали, и тут из тьмы донеслись какие-то крики. Я прислушался. И услышал слова cano Нолофинвэ: «Альквалондэ больше нет. Феаноринги силой увели корабли». Кто-то впереди закричал, Финарато рванулся бежать к Гавани, я – за ним, бросив по пути сумку, плащ и меч. 

Альквалондэ встретило нас... Нет, оно нас не встретило. Мало кто мог нас встретить – берег был усеян трупами. Повсюду валялись стрелы. Я замер, услышав рыдания матери и страшный голос Ольвэ, похожий на рев раненного зверя: «Они увели наши корабли!», хотя я даже не знаю, правильно ли расслышал то, что он сказал. «Amme!» - повторял я непослушными губами. Я оглядывался и видел трупы друзей, и жемчужную набережную, залитую кровью. Братья, сестра и отец оказались рядом, пытаясь успокоить рыдающую Эарвен. «Мы же могли их остановить!» - сказал кто-то рядом. «Мы же могли их остановить!» - билась в голове мысль - «Как же мы могли опоздать!...». И в довершении всего: «И теперь мы должны идти дальше?!...».

Мы должны были идти, оставив позади разоренное Альквалондэ и мать, вдоль берега на север. Феаноринги плыли на кораблях. (Комментарий игрока: уплыли они без Феанора и не проклятые Мандосом. Таким образом был отыгран шторм, что устроила Уинен.). Смотреть на них я не мог, поэтому держался рядом с братьями и отцом. В неверном свете факелов возникла темная фигура. «Намо Мандос!» - прошелестело по толпе. И в наступившей тишине услышали мы Пророчество. Холодно было в Арамане, но после слов Владыки Намо стало еще холоднее. Не стало теплее мне от дерзких слов Феанаро, который призывал не слушать Валар и скорее отправляться в Эндорэ. 

С каждой минутой труднее дышится.
С каждой минутой решимость плавится.
Только закрою глаза и слышится: 
«Больше со мною никто не останется?...»

Владыка Намо удалился. Неожиданно вперед вышел Арафинвэ. «Я принял решение. Я остаюсь» - сказал он. «Трус, предатель» - донеслись чьи-то негромкие голоса справа. Я вздрогнул и шагнул было, чтобы увидеть тех, кто это сказал, но отец продолжал говорить и мне хотелось услышать, что он скажет еще. «Кто нибудь останется со мной?» - спросил он. Вперед вышел один. У меня дрожали ноги. Принятое решение идти, стыд и боль от увиденного в Альквалондэ сковали меня и двинуться я не мог. И когда феаноринги развернулись спиной к Арафинвэ и пошли садиться на корабли, я понял, что опоздал. Как прощались мы с отцом – не смогу описать я в неточных словах и не стану пытаться. Финарато стал нашим лордом отныне. Арафинвэ ушел, а мы остались ждать кораблей на берегу, провожая взглядом удаляющиеся факелы. Я не знал, что будет, когда корабли вернутся за нами. Мысль о том, что нам придется плыть на них, помня о том, какой ценой были взяты эти корабли, мучила меня, но я не говорил ее вслух. Я смотрел на тающие вдали паруса и вспоминал о том, что на одном из них мы когда-то ходили с братьями в море. И всех нас терзало ожидание, ибо свежи еще были раны от расставаний и пережитого ужаса. 

«Там огонь!» - услышал я и подбежал к берегу. На другом берегу разгоралось зарево. «Нас предали! Корабли горят!» - кричали одни. «А вдруг на родичей напали? Надо спешить на помощь!» - кричали другие. Мы знали, что поздно оступать. Нолофинвэ сказал, что мы пойдем по льдам, что покрывали пролив на севере. Никто никогда не ходил там раньше, и опасен был тот путь, но он был единственный, и иного пути у нас не было. 

Эта земля не становится ближе.
Трещины в льду – как открытые раны.
Только закрою глаза и слышу 
Ветер в торосах и крик Турукано.

Комментарий игрока: Переход через Хэлкараксэ мне описывать еще труднее, чем предшествующие события. Поэтому ограничусь лишь краткими зарисовками событий, которые были значимыми для меня. 

Мы выступили в поход сразу, как было принято решение. Недалеко еще мы успели уйти, растянувшись длинной цепочкой ( я шел ближе к хвосту колонны), как вдруг сзади меня раздался крик Турукано: «Эленвэ!!» Я рванулся назад и увидел как Турукано протягивает руки к полынье. «Эленвэ!!» Он пытался подобраться ближе, и чуть сам не скользнул туда. Я схватил его за ногу и силой оттащил подальше. В этот момент у меня отстегнулась сумка с припасами и упала в полынью. Налетел Финарато с криком: «Скорее все отсюда, льдина сейчас совсем разломится!» Нолофинвэ схватил сына в объятья и не отпускал. Я отошел, чтобы им не мешать и увидел знамя, которое выпало из руки Турукано. Я взял его и дальше шел с ним. На первом же привале мы вытащили две веревки, у кого они были и связались в цепочки. Ветер трепал знамя, которое я нес в левой руке, и часто закрывал мне глаза. Но это было к лучшему – хоть как-то нарушало однообразие ледяной пустыни вокруг. Синее – белое. Синее – белое.. Синее – белое... 

Было несколько привалов. Один мне запомнился особо – когда сидящий рядом Аракано вдруг откинулся на спину и закрыл глаза. «Аракано!» - крикнул я и стал его тормошить. Но он лишь отвернул голову и глаз не открыл. Подбежали целители и я отошел, чтобы им не мешать. Я подошел поближе к Финдекано, за которого волновался не меньше. Тот тоже, казалось, засыпал. В этот момент к нам подлетел Айканаро/Хэльвор и закричал: «Не спите! Вставайте и фехтуйте! Иначе оба замерзнете! Ангарато, меч у тебя с собой?». «Да» - ответил я, хотя мысль об оружии обожгла не хуже ледяной метели, и я был даже рад, когда Финдекано ответил: «Я не засыпаю. Я сейчас встану.» И встал. 

Комментарий игрока: Игрок на роль Айканаро не заехал и в мифе была дырка. Мне не хватало младшего брата, я все время искал его в Валиноре, а на Хэлкараксэ узнал его в Хэльворе, ибо нашего знаменосца затянуло в эту дырку в мифе. Правда я решил тогда, что у меня глюки. Это и неудивительно...

Раздвигая воздух знаменами, 
Воинство усталое кончит путь...
Скади «Струны покрываются инеем...»

После последнего привала, где Финарато пел эту песню, уже достаточно рассвело и факелы мы затушили. Один я задул сам и некоторое время шел со знаменем и факелом. Ближе к Белерианду Турукано нагнал меня и взял знамя, которое я машинально отдал. 

Комментарий игрока: навстречу попались две машины. Персонаж решил, что у него глюки, игрок пожалел водителей: полпятого утра – и вдруг навстречу толпа народа, вне времени и пространства, со знаменами, в прикидах. Я думаю, водители зареклись пить. 
Сколько шли мы по Хэлкараксэ, мы точно не знали сами. Ощущение времени отказало у всех, похоже. теперь мы знаем почему никто не знал, сколько Нолдор шли по Хэлькараксэ. Ибо счет времени остановился, а сами они точно этого сказать не могли. Действительно не могли. 

Впереди показался Белерианд. Мы направились прямо к воротам Ангбанда, замершего под лучами нового светила и стучали в ворота. Но силы были у всех уже на исходе и Нолофинвэ повел народ вниз. На берегу мы увидели феанорингов под предводительством Макалаурэ. Они сказали нам, что Феанаро мертв. Недолгим был разговор наш и походил скорее на перебранку. После чего мы расположились на берегу озера. 

Комментарий игрока: начался тайм-стоп. Я глянула на часы, обнаружила, что уже пять утра, залезла в палатку и со словами «Считайте, что я утонул», отрубилась.

День второй. Нолдор в Белерианде.

Проснулась я в восемь утра и услышала смех и пожизненые разговоры товарищей. Надо сказать, меня это привело в сильное раздражение и я честно полчаса пыталась уснуть. Поняв, что это мне не удастся, я выбралась из палатки и приветствовала общество. Сама себе я казалась вполне адекватной для пожизненной беседы, однако вести ее не имела ни малейшего желания, ибо осознала, что не понимаю, почему они деролились, и после двадцатиминутного прихождения в себя, чая и одевания я объявила, что отправляюсь в Валинор, искать свою сумку, ибо в ней чужая флейта. Говорила я все это машинально. Эйлиан нагрузила меня мечом Арафинвэ и поручила передать его Юлиану. Я опоясалась мечом и вышла в путь, пообещав вернуться к подвигу Фингона (по расписанию). Перебравшись через реку (мост был перекрыт, поэтому перелезала я с другой стороны), я поняла, что...

...Я видел сон. Я шел по лесу, освещенному лучами Анара, по берегу моря. Лес был знакомый, и не далеко от Тириона. Я шел легко, ибо знал, что возвращаюсь домой, и ноги сами несли меня вперед. На пути мне встретились две преграды, но их я преодолел, найдя лазейки. Еще необычно было то, что слева пояс мне оттягивал отцовский меч. «Откуда это у меня?» - подумал было я, но эта мысль мелькнула и улетела. Впереди показался Тирион. И тут я увидел, что мой город пуст. Ни единого движения не было заметно среди белых его стен. Сердце мое упало. Я направился в Альквалондэ но и там не было не единой живой души... Наконец впереди я увидел какое-то движение. «Amme!» - крикнул я, бросаясь в объятия матери... 

Сумку я нашла довольно быстро, меч отдала Ассиди. Мэи лежала в отключке у нее на коленях. Приоткрыв один глаз, главмастер вопросил: «Как было Хэлькараксэ?» Я ответила, что это было круто, после чего Мэи закрыла глаз обратно. Я поговорила с Ассиди – не помню, правда о чем, параллельно мы отпаивали Мэи чаем. Она слабо ругалась на то, что ей обломали персонажа (знаменосца Второго дома, который вел нас по Хэлькараксэ) и грозилась, что сейчас встанет и пойдет. Мне в это не верилось, если честно. Забрав у Амариэ сумку для Финарато, я отправилась в обратный путь.

Видение изменилось.. Я снова шел по Хэлькараксэ. Снова льды и торосы, только знамени в руках у меня не было. Я шел, как тогда, потому что был должен идти. Казалось, это никогда не кончится, но вскоре сквозь сон я услышал крики: «Майтимо, Майтимо!» Я вскочил, стряхивая с себя последний сон, и вместе с братьями подошел к Тиэль. Та, бледная как виденные мною во сне льды, рассказала, что знала. О подвиге Финдекано. О том, что Майтимо сейчас у нас в лагере. Что у него нет одной кисти. Потрясенные, мы выслушали ее. Я вернулся к себе и стал приводить себя в порядок после сна. Через некоторое время Финарато и Нолофинвэ позвали меня и рассказали про сокрытое королевство Дориат, где правит брат нашего деда Ольвэ, и поручили мне сообщить ему вести о приходе Нолдор. Я спросил их: «Что мне сказать им?». «Что мы пришли воевать с общим Врагом» - сказал Нолофинвэ. «Что мы пришли по воле Валар через льды и нас вела судьба», - добавил Финарато. Я переоделся в празничную тунику и вместе с Феаквэндилом мы отправились в Дориат.

Комментарий игрока. С этого места началось, в принципе, малость не то, что ожидалось, так что далее будет рассказывать Анориэль. 

Стражи границ Дориата встретили нас словами «А где Галадриэль?». Надо сказать, накануне я обещала, что приду вместе с Артанис. Но сестрица не захотела пойти со мной, и Артарэсто передумал. Я сказала, что Артанис не пришла. Мне выдали фразу типа «Вот, блин, приехали на игру», которую персонаж пропустил мимо ушей, игрок мысленно пожал плечами, и пошел в Дориат, как и было задумано. По дороге мне сообщили, что у них гостях посланцы Первого Дома. Ангарато подумал, что ослышался и впал в легкий ступор. Я привела его в чувство, напомнив, что посол должен выполнить свою миссию и остаться в рамках. Итак, мы проследовали в Дориат. В Дориате сидели Куруфин и Келебримбор. Ну кто мне объяснит, что им там понадобилось, а? Пост фактум я узнала, что в Дориат уже ходил Тьелкормо – типа Лютиэн проникаться. Но это было с мастерами согласовано и Тьелкормо свалил из Дориата до моего прихода. Короче, меня перекосило, но Ангарато помнил о своем долге посланника и рассказал то, что должен был рассказать. Далее мне предложили сесть за стол, что мы с Феаквэндилом и проделали. Хотела бы я знать, что он об этом думал. Далее был совсем интересный момент – я говорю о том, что мы пришли по льдам и что мы не знаем, что случилось с кораблями (Тингол уже знает, что феаноринги прибыли на кораблях). Куруфин заявляет, нечто на тему что Феанаро сошел с ума и сжег корабли. Чувства Ангарато не поддаются описанию, а я понимаю, что джедайский меч не спасет, надо рулить из того, что есть. Тингол говорит, что это нехорошо, корабли сжигать. Мелиан сверлит меня взглядом, а я очередной раз напоминаю себе о дипломатическом характере моей миссии. Ситуацию, честно признаюсь, спасло только то, что, не зная всех феанорингов в лицо, я в тот момент не знала, что это был Куруфин. Ибо оружие было при мне, а силы воли и чувства долга Ангарато еле-еле хватило. Выдержав вежливую паузу, мы с Феаквэндилом удалились (я – с немалым чувством облегчения). 

В Митрим Ангарато вернулся бледный и перееханный. Третьедомцы, по-моему, растерялись, увидев мое выражение лица. Финарато бросился ко мне и я безжизненным голосом доложил, что видел брата нашего деда, что он рад нас видеть, что Мелиан – его супруга и дочь его Лютиэн – прекрасны, Менегрот – великолепен, и все бы хорошо, кабы я не встретил там феанорингов. Взгляд Финарато не поддается описанию. Далее я несколько минут прихожу в себя и что было не помню. Тут меня начинает мучить совесть – я понимаю, что все же в этом, с позволения сказать, Дориате ждут Артанис. И совестью игрока я совершенно по игре убеждаю Артанис туда пойти. Вместе с ней в Дориат отправились Артарэсто и Нармо. Из Дориата сестра вернулась с Келеборном и на мотиве этого мы разыграли синдаризацию имен. 

А в это время Майтимо целители все-таки подняли на ноги и он вышел сам из шатра. Это было действительно радостное событие, хотя я больше был рад за Финдекано, чем за феанорингов, ибо у меня появился на них небольшой внеигровой зуб. Передача короны, тем не менее, была сыграна хорошо, и я уже морально готовился со всеми мириться. Нолофинвэ – теперь уже Верховный король Нолдор Белерианда – приказал готовиться к пиру. И мы отправились готовить пир. Тут мне навстречу попался нерадостный Финарато, говорящий, что не может веселить по приказу. Я сказал ему, что нам есть все-таки, чему радоваться, и напомнил, что мы – сильные, мы должны быть сильными и нельзя об это забывать. Он вроде согласился, после чего я отправилась резать морковку своим тесаком. Этому предшествовал незабываемый призыв Финдекано: «Все нолдор, собирающиеся принять участие в пире примирения, приготовьте ножи!». Нолдор взревели «Aiya, Findekano!» и выхватили ножи (чему есть документальное свидетельство в виде фотографий). 

С этого момента деролинг пошел уже всерьез. О процессе и причинах мне писать не хочется, так уж случилось – доиграть немного не удалось. Поэтому примирялась с феанорингами я уже в Петергофе в среду. А с Карнистиро поругаться вообще не удалось... Ну да ладно. Автобуса я ждать не стала – мне надо было торопиться на конференцию, ради которой я собиралась зависать в Питере до пятницы, и распрощавшись со всеми, кто под руку попался, нафотографировавшись и кое-как влезши в цивильную одежду, я отправилась на станцию. По дороге я нагнала двух дориатцев – Галатиона, отца Келеборна, и еще кого-то (имя забыла, сорри), с которыми без приключений добралась до станции. По дороге нам навстречу попался автобус, собирающийся застрять в канаве, но мы о том узнали сугубо позжее...

На этом разрешите закончить мой отчет об игре «Новые пути (Исход Нолдор-2003)». Я очень рада, что попала на эту игру. Несмотря на некоторые игровые обломы, я получила от игры большое удовольствие, тем более, что это была для меня первая игра. Спасибо всем, с кем удалось поиграть и с кем поиграть не удалось. До новых встреч!

Анориэль ака Ангарато Ангамайтэ Арафинвион.

Назад на Письменный стол